Приветствую Вас Гость!
Среда, 26.04.2017, 18:35
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Статистика

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Мариенгоф А.Б.

 

Мариенгоф Анатолий Борисович

 (24 июня (06 июля) 1897 – 24 июня 1962)

 поэт, драматург, мемуарист 

Родился в Нижнем Новгороде в дворянской семье. В 1913 году, после смерти жены, отец Мариенгофа, воспользовавшись приглашением английского акционерного общества «Граммофон», стал его представителем в Пензе и переехал туда с детьми. Там Анатолий продолжил учёбу в 3-й частной гимназии С. А. Пономарёва, где в 1914 году издавал журнал «Мираж», «более чем наполовину заполняя его собственными стихами, рассказами, статейками…».

Неординарным событием для молодого Мариенгофа явилось путешествие летом 1914 года по Балтике на учебной парусной шхуне «Утро». Он побывал в Финляндии, Швеции и Дании, и даже получил матросское свидетельство, чем чрезвычайно гордился. Однако плавание прервалось после того, как началась Первая мировая война.

В 1916 году Мариенгоф окончил гимназию и уехал в Москву, где поступил на юридический факультет Московского университета. Не проучившись там и полгода, он попал на фронт, где в составе инженерно-строительной дружины занимался устройством дорог и мостов.

На фронте он продолжал писать стихи. В том же году появляется первая пьеса в стихах «Жмурки Пьеретты».

В 1917 году, пока он ехал в отпуск, произошла революция. Возвратившись в Пензу, с головой уходит в литературу. Его произведения вышли в нескольких поэтических сборниках, он также в 1918 году выпустил первую собственную книжку под названием «Витрина сердца». Создает поэтический кружок, включивший соученика по гимназии поэта Ивана Старцева и художника Виталия Усенко.

Летом 1918 г. белочехи входят в Пензу. От случайной пули погибает отец. После этого трагического события Анатолий Мариенгоф навсегда покинул Пензу и переехал в Москву, где остановился у своего двоюродного брата Бориса и совершенно случайно показал свои стихи Николаю Бухарину, бывшему на тот момент главным редактором «Правды». Тому стихи не понравились, но талант в молодом человеке он разглядел моментально, и устроил его литературным секретарём издательства ВЦИК, которым руководил по совместительству.

Вскоре в издательстве ВЦИК происходит его встреча с Сергеем Есениным, имевшая существенное значение в судьбах обоих. Потом знакомится с Вадимом Шершеневичем и Рюриком Ивневым. Так оформляется группа имажинистов, заявившая о себе «Декларацией», опубликованной в январе 1919 года в журнале «Сирена» (Воронеж).

Тесная дружба связывает Мариенгофа с Есениным. Их биографии словно бы переплетаются. Осенью 1919 года они поселяются вместе и на несколько лет становятся почти неразлучны. Вместе ездят по стране: летом 1919-го побывали в Петрограде, весной 1920-го в Харькове, летом в Ростове-на-Дону, на Кавказе. Публикуют в печати письма друг другу, чем вызывают негодование критиков. Есенин посвятил Мариенгофу стихи «Я последний поэт деревни», поэму «Сорокоуст», драму «Пугачёв», стихотворение «Прощание с Мариенгофом».

В конце 1923 года Мариенгоф женился на артистке Камерного театра А. Б. Никритиной.

В 1924 - 1925 годах работал заведующим сценарным отделом Пролеткино, вскоре также начал писать киносценарии. Всего их было создано около десяти. В 1928 году вместе с Никритиной, получившей работу в БДТ, Мариенгоф переехал в Ленинград, где прожил до конца жизни. Одним из ведущих жанров в творчестве Мариенгофа становится теперь проза. Большую известность получил «Роман без вранья» об отношениях с Есениным (1927). 

В 1928 году в берлинском издательстве «Петрополис» вышел роман «Циники» (в СССР издан только в 1988 г.). Публикация «Циников», равно как и следующего романа «Бритый человек», вышедшего в том же издательстве в 1930 году, принесла Мариенгофу массу неприятностей, и за который он был подвергнут в СССР травле. Это привело к тому, что 1 ноября 1929 года он направил письмо в правление МО Всероссийского союза советских писателей, где признал, что «появление за рубежом произведения, не разрешённого в СССР, недопустимо».

В вышедшем в 1932 году VI томе «Литературной энциклопедии» его творчество характеризуется как «один из продуктов распада буржуазного искусства после победы пролетарской революции».

В июне 1941-го, когда началась война, Мариенгоф приходит на Ленинградское радио и ежедневно пишет баллады (очерки в стихах), тут же звучащие в выпусках «Радиохроники». Вскоре, вместе с Большим драматическим театром, вместе с женой был эвакуирован в Киров, где прожил около трёх лет, после чего возвращается в Ленинград. В Кирове же в 1947 году выходят две его книги – «Пять баллад» и «Поэмы войны». Сборники эти оказались последними прижизненными публикациями поэта.

В послевоенное время против А.Б. Мариенгофа и М.Э. Козакова (отца известного артиста) была развёрнута травля вокруг их пьес «Золотой обруч», «Преступление на улице Марата» и «Остров Великих Надежд». В 1948 году Мариенгоф написал пьесу в духе борьбы с космополитизмом «Суд жизни», но она не была принята к постановке.

Юрий Олеша в своих мемуарах «Ни дня без строчки» (1961) писал:

«...Некоторые смотрят как из тумана, другие ещё хуже: как бы вошли в тесто. Таким украшением на корке пирога смотрел на меня вчера в ресторане Анатолий Мариенгоф. Боже мой, красавец и щёголь Мариенгоф?

– Что поделывает Никритина?

– Ждёт вашей пьесы.


Слова! Никритина была изящная, вернее – извилистая женщина с маленькой чёрной головкой; актриса, игравшая среди других также и в моей пьесе. Они живут в Ленинграде. Мариенгоф, автор воспоминаний о Есенине, поэт-имажинист, в последнее время сочиняет пьесы, из которых каждая фатально становится объектом сильной политической критики, ещё не увидев сцены. Так от этих пьес остаются только названия, обычно запоминающиеся и красивые – «Заговор дураков», «Белая лилия», «Наследный принц». В нём всё же изобразительность со времён имажинизма сильна».

В 1953 - 1956 годах Мариенгоф написал ещё одну автобиографическую книгу «Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги», где рассказал о детстве и юности, дополнил портрет Есенина. После смерти Мариенгофа была опубликована её сокращённая и приглаженная цензурой версия (под названием «Роман с друзьями»), а в полном виде книга вышла только в 1988 году.

Скончался в Ленинграде. Похоронен на Богословском кладбище.

Могила А.Б.Мариенгофа и А.Б.Никритиной на Богословском кладбище С.-Петербурга. Фото с сайта «Петербургский некрополь» (автор – WALKERU)

* * *

Из сердца в ладонях

Несу любовь.
Её возьми –
Как голову Иоканана,
Как голову Олоферна…
Она мне, как революции – новь,
Как нож гильотины –
Марату,
Как Еве – змий.
Она мне, как правоверному –
Стих
Корана,
Как, за Распятого,
Иуде – осины
Сук…

Всего кладу себя на огонь
Уст твоих,
На лилии рук.


1916

Даже грязными, как торговок
Подолы,
Люди, люблю вас.
Что нам, мучительно-нездоровым
Теперь –
Чистота глаз
Савонаролы,
Изжога
Благочестия
И лести,
Давида псалмы,
Когда от Бога
Отрезаны мы,
Как купоны от серии.


1917

Ночь, как слеза, вытекла из огромного глаза
И на крыши сползла по ресницам.
Встала печаль, как Лазарь,
И побежала на улицы рыдать и виниться.
Кидалась на шеи – и все шарахались
И кричали: безумная!
И в барабанные перепонки воплями страха
Били, как в звенящие бубны.


1917

Сказка, присказка, быль,
Небыль.
Не знаю… Неугомонные
Тильтиль и Митиль –
Ищем любовь: «Там, там – вон
На верхушках осин, сосен!»
А она, небось,
Краснопёрая
Давным-давно улетела в озёра
Далёкого неба.


1918

Приду. Протяну ладони.
Скажу:
– Люби. Возьми. Твой. Единый…

У тебя глаза, как на иконе

У Магдалины,
А сердце холодное, книжное
И лживое, как шут…
Скорей, скорее: «нет, не люби!» – кинь,
Как булыжник.
Аминь.


1918

Кровоточи,
Капай
Кровавой слюной
Нежность. Сердца серебряный купол
Матов суровой чернью…

Как бы, как бы в ночи
Глупому
Мне украсть
У любви блестящую запонку…
За что уксус и острые тернии?
Разве страсть
Библия, чтобы ее молитвенно на аналой
Класть.


1919

На каторгу пусть приведёт нас дружба
Закованная в цепи песни
О день серебряный,
Наполнив века жбан,
За край переплесни!

Меня всосут водопроводов рты
Колодезы рязанских сёл – тебя

Когда откроются ворота
Наших книг
Певуче петли ритмов проскрипят.

И будет два пути для поколений:
Как табуны, пройдут покорно строфы
По золотым следам Мариенгофа
И там, где оседлав, как жеребёнка, месяц
Со свистом проскакал Есенин.


Март 1920

Эй! Берегитесь, – во все концы

С пожарища алые головни…
Кони! Кони! Колокольчики, бубенцы,
По ухабам, ухабам, ухабам дровни.

Кто там кучер? Не надо кучера!
Какая узда и какие вожжи!..
Только вольность волью сердца навьючила,
Только рытвинами и бездорожьем.

Удаль? – Удаль. – Да еще забубённая,
Да еще соколиная, не воронья!
Бубенцы, колокольчики, бубенчите ж, червонные!
Эй вы, дьяволы!.. Кони! Кони!


1919

Память: Нижний Новгород, Нижегородский район, улица Большая Покровская - 10/В - мемориальная доска (25.02.2016).