Приветствую Вас Гость!
Суббота, 24.06.2017, 20:28
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Статистика

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Садовский Б.А.

 

 Садовской Борис Александрович

 (10 (22) февраля 1881 – 05 марта 1952)

 поэт, критик, литературовед

Родился в г. Ардатове Нижегородской губернии в семье инспектора Удельной конторы. Отец Садовского был заметным общественным деятелем Нижнего Новгорода, родом из духовного сословия, выслужил дворянство. В 1902 году Борис поступил на историко-филологический факультет Московского университета.

Литературный дебют – стихотворение «Иоанн Грозный» (1901) в нижегородской газете «Волгарь». В 1904 году по приглашению В. Брюсова писал критические заметки в журнале «Весы». Позднее сотрудничал с журналами «Русская мысль», «Северные записки».

В 1909 году вышел первый стихотворный сборник Садовского «Позднее утро», тогда же поэт взял псевдоним, изменив окончание своей фамилии на «ой» (в соответствии с имиджем Садовского, «реакционера» и монархиста, это придавало его священнической по происхождению фамилии дворянский колорит). Входил в круг символистов, был связан дружбой с многими из них (Блоком, Белым, Брюсовым, Соловьёвым).

К 1918 году опубликовал шесть поэтических книг (последняя, «Обитель смерти», в 1917) и несколько сборников новелл. Несмотря на личные связи с поэтами русского символизма и сотрудничество в ведущих символистских журналах (в качестве не только автора, но и критика, саркастически выступавшего против оппонентов движения), в своём творчестве ориентировался в основном на поэзию XIX века, прежде всего А. Фета, поклонником и биографом которого был (даже названия большинства его книг взяты из стихов Фета). Уже в книге стихов «Самовар» принципиально декларировал свою приверженность патриархальности. За поэтизацию русской жизни XVIII—XIX вв. его называли «романтическим консерватором». Проза Садовского (сборники «Узор чугунный» и др.) стоит в ряду модных в Серебряном веке «стилизаций» под документы прошлого: выдержанное по языку повествование ведётся от лица рассказчиков XVIII и XIX вв., среди персонажей — русские писатели и государственные деятели, излюбленное место действия – Петербург пушкинской эпохи. Так, в основу «Двух глав из неизданных записок» легли реальные факты биографии Е. Баратынского, в основе «Петербургской ворожеи» – эпизод из жизни Пушкина. Иные рассказы и новеллы Садовского носят отпечаток пародии, мистической фантастики в духе Э. Т. А. Гофмана и Э. По. «Ильин день» – стилизация гоголевской фантастики; «Двойник» в сатирическом духе описывает путешествия в прошлое и будущее.

Характерной особенностью личности и творческого образа Садовского является акцентированный эстетический монархизм, правые политические взгляды и романтизация дворянства; такой образ был осознанно эпатирующим (см. воспоминания В. Ф. Ходасевича – друга Садовского). К 1910-м годам отношения Садовского с мэтрами символизма (прежде всего с Брюсовым) испортились, и он занял отчётливую позицию «вне групп». Сборник литературно-критических статей Садовского «Русская Камена» всецело посвящён поэтам XIX в.

Страдавший сухоткой спинного мозга вследствие перенесённого в 1903 г. сифилиса и интенсивного лечения препаратами ртути, Садовской с 1916 г. был парализован и лишился способности ходить. В начале 1920-х гг., находясь в почти полной изоляции от общественной и литературной жизни (в 1925 за границей распространились даже слухи о его смерти, и Ходасевич опубликовал некролог Садовскому), поселился с женой в квартире, расположенной в одной из келий Новодевичьего монастыря. Там он продолжал писать не предназначенные для печати стихи и прозу (при жизни издан лишь историко-фантастический роман из эпохи Петра I «Приключения Карла Вебера», 1928 – последняя книга Садовского; полностью опубликован лишь в 1990 году как «Карл Вебер»), проникнутые усиливающимися правыми настроениями (для позднего Садовского и Пушкин – «дерзкий» оппонент Николая I, воплощение дьявола, которого не зря воспевают большевики) и не чуждые художественных экспериментов. Для официальной же советской печати, воспользовавшись своим талантом стилизатора, создал ряд удачных мистификаций. Так, одно сочинённое им ещё в 1913 году пародийное стихотворение он попеременно выдавал за текст то Блока, то Есенина (и оно входило в собрания сочинений обоих поэтов), публиковал мистифицированные воспоминания о Брюсове, выдумал дружбу своего отца с отцом Ленина И. Н. Ульяновым и др. Общался с Корнеем Чуковским, также с приехавшей в 1939 году в Москву Мариной Цветаевой, часть архива которой сохранил. В 1941 г. вступил в тайную монархическую организацию «Престол», члены которой готовились к приходу немцев в Москву. Организация эта была создана НКВД, использовавшим её в масштабной разведывательной и контрразведывательной операции «Монастырь». Не знавший о фиктивности «Престола» Садовской, тем не менее, избежал наказания.

Борису Садовскому суждено было пережить Серебряный век, в отличие от большинства его представителей. Ощущения мистификации Садовского протянулись даже за грань его земного пребывания – его дата смерти до сих пор спорна. Похороненный 7 марта 1952 года, по православному обряду спустя три дня после смерти 5 марта, на Новодевичьем кладбище, значится во многих публикациях с другой датой - 3 апреля.

В январе 1941 г., отвечая на поздравление К. Чуковского с 40-летием литературной деятельности, Садовской писал ему: «Мы не виделись 25 лет. Это теперь такой же примерно срок, как от Рюрика до 1914 года. Я всё это время провёл наедине с собой, не покидая кресла, и приобрёл зато такие внутренние сокровища, о каких и мечтать не смел. Былые мои интересы (вы мне о них напомнили в письме) перед нынешними то же, что горошина перед солнцем: форма одна, но в содержании и размере есть разница».

В 1990-е гг. возрождается интерес к творчеству Садовского. В 1990 году вышел однотомник «Лебединые клики», в который вошли лучшие из прозаических вещей писателя. Вслед за ним появляются публикации в журналах и альманахах. В 2001 году в рамках проекта Новая библиотека поэта в «Малой серии» вышел сборник произведений Садовского. Книга включает в себя семь поэтических сборников, вышедших при его жизни. Печатаются также стихотворения и переводы Садовского более позднего периода (1922 - 1945). С февраля по апрель 2006 года в отделе редких книг и рукописей областной библиотеки Нижнего Новгорода прошла выставка «Борис Садовской – поэт из Серебряного века». В 2010 году вышел сборник произведений Садовского под названием «Морозные узоры. Стихотворения и письма». В него вошли более 400 стихотворений, в том числе не издававшиеся ранее и собранные публикатором из частных архивов и дореволюционной периодики, а также переписка с О. Г. Шереметевой.

Могила Б.Садовского на Новодевичьем кладбище (фото с сайта «Могилы ушедших поэтов»)

ПОЛЁТ СОКОЛА

Всего прекрасней - сокола полёт.

Я полюбил следить за ним часами,

Когда, дрожа и трепеща крылами,

На краткий миг он в воздухе замрёт.

Горд красотой и вечно одинок,

Как молния, сверкающим изломом

Он мчится в горы, где ревёт поток,

Где древний дуб поник, спалённый громом.

В изгибе крыл, в прямой стреле хвоста

Идея красоты, - она проста:

В гармонии аккорда нет согласней.

Я красоту люблю в стихе, в цветах,

В наряде жён, в улыбках, в облаках,

Но сокола полёт - всего прекрасней.

1905

В УЕЗДНОМ ГОРОДЕ

Заборы, груды кирпича,

Кривые улицы, домишки

И за собором каланча

С уснувшим сторожем на вышке.

Здесь сорок лет - что год один.

Не знают люди перемены,

Как рамки выцветших картин,

Смиренно кроющие стены.

А в поле, там где млеет ширь

И рожь колышется волнами,

Хранит кладбище монастырь,

Приосенённый тополями.

И здесь такой же мирный сон.

Как сладко спится позабытым!

Лишь луч порой, упав на клён,

Играет зайчиком по плитам.

1905

АЛЕКСАНДРУ БЛОКУ

В груди поэта мёртвый камень

И в жилах синий лёд застыл,

Но вдохновение, как пламень,

Над ним взвивает ярость крыл.

Еще ровесником Икара

Ты полюбил священный зной,

В тиши полуденного жара

Почуяв крылья за спиной.

Они взвились над бездной синей

И понесли тебя, храня.

Ты мчался солнечной пустыней,

И солнце не сожгло огня.

Так. От земли, где в мёртвом прахе

Томится косная краса,

Их огнедышащие взмахи.

Тебя уносят в небеса.

Но только к сумрачным пределам

С высот вернёшься ты, - и вновь

Сожмётся сердце камнем белым,

И льдом заголубеет кровь.

1910

***

Когда настанет Страшный суд

И люди с воплем побегут

В прощальный срок мгновений кратких

С густых полей и кровель шатких,

Оглушены трубой суда,

Кто встретит на пути тогда

Кружок ощипанного перья

И вспомнит древнее поверье?

Чей возмутится взор и дух,

Увидя этот пёстрый пух?

Над ним бессмысленно истратил

Убийца свой предсмертный час.

Последним ястребом сейчас

Растерзан здесь последний дятел.

1935