Приветствую Вас Гость!
Воскресенье, 25.06.2017, 23:44
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Статистика

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Шерешевский Л. В.

 

Шерешевский Лазарь Вениаминович

(05 января 1926 - 15 января 2008)

поэт, переводчик

Родился в Киеве в семье бухгалтера. В довоенные годы принадлежал к кругу молодых киевских поэтов, в который входили Я. Хелемский, И. Елагин, Р. Заславский, Н. Коржавин.
Во время Великой Отечественной войны в 1941 г. эвакуировался с матерью в Богородск Горьковской области. В 1943 г. поступил на первый курс Горьковского педагогического института.
В 1944 г. был призван в армию, служил в гвардейских миномётных частях. Вскоре был арестован по обвинению в антисоветской агитации и был приговорён к пяти годам лагерей и трём годам ссылки. В заключении работал в лагерном театре
 сначала в Бескудниковском лагере под Москвой, а с 1948 г. — при строительстве № 501 (заполярная дорога Ямал  Игарка). В 1949 г. был освобождён из лагеря и оставлен в ссылке администратором эстрадной группы театра при строительстве № 501.
В 1952 г. был освобождён из ссылки и вернулся к матери в Горький. В 1958 г. окончил Горьковский государственный университет (историко-филологический факультет).
Член Союза писателей СССР с 1966 г. 
В 1972 г. переехал из Горького в Москву.

Автор книг стихов: «Дороги дальние», Горький (1958); «Доверие», Горький (1966); «Созвездие весов», Горький (1969); «Предгорья», М. (1986); «Две зоны», Ашхабад (1991); «Преломление», М. (1993); «Колесо», М. (1994); «Да, и я прошагал войной», М. (1995); «Перемещенье сроков», М. (1996) «Неглубокий старик», М. (2001); «Уходить налегке», М. (2003).
Умер в Москве. Урна с прахом находится в закрытом колумбарии Ваганьковского кладбища (секция 33).

Захоронение Л.В. Шерешевского. Фото Сергея Лепёшкина (сайт "Где дремлют мёртвые")

Награды: лауреат премии журнала «Литва литературная» (1980).


СТИХИ ЛАЗАРЯ ШЕРЕШЕВСКОГО

* * *

Застлало Заполярье снежной мутью,
Метёт пурга, как новая метла,
Сдувая пешеходов с первопутья,
Как смахивают крошки со стола.

Здесь от мороза трескаются горы,
И птицы застывают на лету.
Оленю, - будь он даже самый скорый, -
С пургою совладать невмоготу.

А мы, пришельцы с Запада и Юга,
На Севере не покладаем рук.
Чертою заколдованного круга
Не может стать для нас Полярный круг.

Конвой сжимает ложа трёхлинеек,
Доеден хлеб и допита вода,
И стёганые латы телогреек
Напяливают рыцари труда,

Поднявшись не с подушек и матрасов,
А с голых нар, где жерди егозят...
Такого не описывал Некрасов
В своих стихах почти сто лет назад.

Нас как бы нет,  и всё же мы  повсюду:
И в насыпях, и в рельсах, и в мостах.
Возносится строительное чудо
На поглощенных тундрою костях.

Текут людей сосчитанных потоки,
Ворота запирают на засов...
О век двадцатый, век ты мой жестокий!
Где милость к падшим? Где свободы зов?

                                                                            1949 г.
                                                          Стройка № 501
 
* * *

Глубок и плавен мудрый Енисей.
Над ним леса угрюмые нависли.
И,
 локтем к локтю чувствуя друзей,
Волна волне подсказывает мысли.

Чеканный ход его студеных струй
Нетороплив, как повесть старожила,
Где села Покукуй да Погорюй
Его волна легендой окружила.

Молчит мохнатобровая тайга.
Обрывы тускло блещут валунами,
И небо, упираясь в берега,
Полгода солнце носит над волнами.

А дальше  небо до весны во мрак,
А воды
 в упаковку ледяную,
И промолчит бывалый сибиряк
О том, что было в пору здесь иную.

Лишь проволока с кольями да пни,
Как о свечах
 оплывшие огарки,
Поведают про скованные дни
Дудинки, и Норильска, и Игарки…

                                                              1949 г.
                                                             Игарка

* * *

Киев, мой Киев! За кругом Полярным,
В дальних степях, за Уралом седым,
Был я, быть может, и неблагодарным,
И непослушным, — но сыном твоим.

Словно народное сердце, нетленный,
Ты не стареешь в годах и веках.
Только белеют Софийские стены,
Как седина у тебя на висках.

Реет над ними листва молодая
В первой, не смытой дождями пыли...
Как к материнской груди, припадаю
Я к теплоте украинской земли.

Жизнь и любовь вспоминаю былую, —
И от нахлынувших чувств в забытьи,
Слез не стыдясь, я безмолвно целую
Тысячелетние камни твои...

                                                                 1954

СИБИРЬ

Меня не гонит чёрный нетопырь
В ещё не заклеймённом произволе,

На этот раз отправлюсь я в Сибирь
По самой вольной, самой доброй воле.

В порядке паспорт и билет в цене,
И вьюга не лютует, волком воя,
И не стучат по крыше и спине
Кувалды вологодского конвоя.

Ты помнишь? О прощенье не моля,
Но справиться с обидою не в силах,
«Сибирь ведь тоже русская земля!»

Писали мы на стенках пересылок.

Мы гибли и в дожди, и в холода
Над Обью, Колымою, Индигиркой,
И на могилах наших
 не звезда,
А кол осиновый с фанерной биркой.

Я сталинские статуи бы вдрызг
Разбил,
 и, лом в мартенах переплавя,
Из этого б металла обелиск
Воздвиг во славу нашего бесславья!

                                                                       1959 г.

ДЕРЕВО И КАМЕНЬ

Осень над Семёновом… Шуршанье
Жёстких трав, покорных ноябрю…
Вычерпали радугу ковшами,
Выхлебали ложками зарю.

Словно затевая перекличку
С вьюгами, спешащими сюда,
Голос мимолётной электрички
Эхом овевает провода.

Хлёстким ветром на лету подцеплен,
Намертво прихвачен холодком,
Кажется летучий лист со стеблем
Расписною ложкой с черенком.

В инее наличники и брусья,
И дымок прозрачно кружевной
Сладко пахнет заповедной Русью,
Древней, деревянной, дровяной…

В окнах пробегающих вагонов,
От стальных гудений отрешён,
Избяной узорчатый Семёнов
Сказочным виденьем отражён…

Только в чахлом сквере за оградой
Изморозью высветлен гранит:
Каменным посланцем Ленинграда
Памятник Корнилову стоит…