Приветствую Вас Гость!
Вторник, 25.07.2017, 15:33
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Статистика

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Звенигородский А. В.


Звенигородский Андрей Владимирович

(26 июня (08 июля) 1878 - 01 января 1961)

поэт

Родился в Ардатовском уезде Нижегородской губернии в имении отца. В 1901 г. окончил Елатомскую гимназию, в 1906 г. с дипломом 2-й степени – юридический факультет Московского университета. 
Тогда же, в Москве, он начал писать стихи, которые публиковал, главным образом, в периодике. Возвратившись в Ардатов, стал работать в земстве. «Для души» занимался краеведением, историей русской философии и литературы; помещая статьи и заметки, активно сотрудничал в нижегородских газетах. Особый интерес у него вызывала фигура П. Я. Чаадаева, некоторые другие персонажи пушкинской поры. Позднее, в начале 1910-х, он был редактором литературного отдела «Нижегородской земской газеты». Ещё будучи студентом, Звенигородский, при участии Бориса Александровича Садовского, с которым был хорошо знаком, – оригинального большого поэта и своего ардатовского земляка, – вошел в поэтический кружок. 
Поэтическое наследие Звенигородского невелико по объёму и неравноценно. До революции поэт издал два небольших сборника стихотворений, которым дал звучные латинские названия: «Delirium tremens» (1906) и «Sub jove frigido» (1909). На первый из них резко отрицательно откликнулся Валерий Брюсов в рецензии, опубликованной в журнале «Весы». Негативная оценка первой книжки Брюсовым, большей частью, была справедлива. Перегруженность эротикой, темой смерти, кладбищенскими мотивами ясно указывала на несамостоятельность начинающего автора, его некритическое отношение к худшим традициям русского декаданса. 
Второй сборник был шагом вперед в поэтическом развитии Звенигородского. Поэту удалось (или почти удалось) избавиться от влияния ультрадекадентского «московского» поэтического контекста. Конечно, стихотворения этого сборника еще не были полностью самостоятельными. В них ощутимо влияние русской поэтической традиции 1870-80-х годов, но «дыхание смерти» уступило желанию и способности жить и радоваться жизни, находить прекрасное в природе, окружающей действительности. 
Годы революции и гражданской войны поэт провёл в доме матери в Ардатове. В Москву он перебрался в годы НЭПа. Чем Звенигородский занимался в столице, кем и где трудился, чем и как жил и т.д., – точных сведений не существует. Известно, что Звенигородский принимал участие в подготовке Полного собрания сочинений Л.Н. Толстого. Публиковал небольшие заметки в журналах «Книжные новости» и «Литературный критик». В самом начале 1930-х познакомился с О. Э. Мандельштамом, и тот с интересом общался со старым поэтом, ценил его стихи и даже принял участие в его судьбе (хлопотал о пенсии). Но самым близким Звенигородскому человеком в 1920–30-е годы стал П. П. Перцов – известный критик, публицист, один из заметных персонажей российской литературной жизни рубежа XIX–XX вв. 
После войны Звенигородский не писал стихотворений. Последняя публикация – заметка в журнале «Вопросы литературы». Она была совсем небольшой – всего лишь одна страница – и называлась «К происхождению слова «Коломна» (К истории поэмы А.С. Пушкина «Домик в Коломне»). 
Умер в Москве. Похоронен на Ваганьковском кладбище (16 участок).

Могила А. В. Звенигородского на Ваганьковском кладбище. Фото с сайта "Могилы ушедших поэтов"


IGNIS SANAT

Во мне проснулись красные пожары.
Люблю я гул и взрыв подземных сил;
В них все постигну бешеные чары.
Пришёл я опрокинуть власть могил.

Всего коснусь, могучий и безумный,
С сердец людских низвергну тяжкий сон;
Проснутся все, и оргиями шумный,
Ликующий охватит нас циклон.

С горящими, как Африка, губами
Менады обнажат святое дно,
И пьяное пурпурными волнами,
Заплещет в нас стихийное вино.

Воскреснем все от жгучих исступлений, –
Низвергнув старый, в новый вступим мир.
Уж близок час всемирных воскресений.
Зову я всех на предстоящий пир. 

***

Знаю девушку где-то,
Но не знаю, где.
Плачет. Смотрит всё лето
На тени в воде.

Тени любит всё лето,
Тени в чёрной воде.
– «Знаю, близко он где-то,
Но не знаю, где».

Лето, красное лето,
Я – как тень на воде!
Вижу девушку где-то,
Но не знаю, где.